Юрий Александрович (yuri_p) wrote,
Юрий Александрович
yuri_p

Categories:

Дмитрий Неведимов. Религия денег

С тех пор как прочитал книгу Дмитрия Неведимова «Религия денег, или Лекарство от рыночной экономики», я не устаю пропагандировать ее в разных виртуальных и реальных аудиториях. Кто-то читает и становится приверженцем автора, чья основная специальность - прикладной анализ сложных технических, компьютерных и информационных систем.
Но многие не читают: работа объемная, люди отвыкли напрягаться.

Хочу познакомить вас с книгой. Перед вами часть одиннадцатой (предпоследней) главы, рассказывающая о том, что произошло с Советским Союзом в послесталинское время.
Это не сплошной текст Дм. Невидимова и даже не конспект его. Это лишь некоторые (не все) фразы и абзацы, отмеченные мной при чтении «Религии денег».


Глава 11. Диалектика истории

… воспитание нового человека – это глубоко христианский принцип. Это де-факто признание первичности сознания. В первые годы революции чётко понимали разницу между старым и новым миром. Это была чисто религиозная перестройка сознания. Только революционеры не могли назвать коммунизм религией, а использовали понятия идеологии и классового подхода.

Маркс узаконил в марксизме основные понятия религии денег. Получилось, что товары, деньги, прибавочная стоимость/прибыль, разделение труда – это хорошо, их просто искажает частная собственность.

Решающим становилось не столько знание революционной теории, сколько внутреннее глубинное понимание жизни вождями революции. Решающим становилось их личное мировоззрение, которое было заложено с детства, а не просто лозунги текущего дня.

ВКП(б) была советским дворянством и духовенством одновременно. И ни в какой единой стране не может быть двух духовенств или нескольких дворянств.

Важно не столько право владения собственностью, сколько право распоряжения ею.

Для защиты от злоупотребления обобществлённой властью необходим очень сильный внутренний контроль.

Советский Союз – это не марксизм и не ленинизм. Советский Союз – это особая форма христианства, активная и деятельная.

Императорская власть не была уничтожена в России в 1917 году. Её уничтожил Хрущёв в 1956 году.

Святой Иосиф был чуть ли не единственным из всех Государей, который получил глубоко христианское, церковное образование.

Святой Иосиф воплотил идеал Государя – умный, вникающий в каждую деталь, следящий за каждой новинкой, суровый и строгий к врагам, и в то же время скромный, аскетичный и совершенно не думающий о себе лично.

В полуголодной стране классической музыке, архитектуре, литературе, театру, кино Святой Иосиф уделял не меньше внимания, чем промышленности и сельскому хозяйству. Потому что он понимал – без сапог человек может прожить. Без идей, без духа, без идеалов – не может.

Как нам относиться к И.В.Сталину? Как к своему прадеду, который из развалин восстановил наш дом и защитил его.

На Красной Площади будет памятник Сталину. И днём и ночью, и в снег и в дождь, будет он вечно стоять на трибуне Мавзолея, как стоял в ноябре 1941 года, принимая парад уходящих на фронт войск.


… Хрущёв разрушил многие святые ценности общества и заменил их языческими целями. Решивший ползать летать не сможет.

Когда люди начинают работать ради удовольствий, а не ради совместного выживания, то неизбежно начинается конкуренция за право получить больше удовольствий и получить их раньше соседа.

Вместо бесконечного цитирования классиков, экономистам достаточно было сходить в народ, и поинтересоваться, строятся ли ежедневные отношения людей посредством товаров и денег, или на каких-то иных принципах. Думают ли люди в первую очередь о товарах и о деньгах, или у них иные ценности.

… в обществе, ставшем по сути своей идеалистическим, на первое место было поставлено развитие производства. Предполагалось, что производительные силы принесут счастье сами собой.

Это был сильный шаг назад даже по сравнению с 1917 годом, когда на первое место выдвигалась справедливость, борьба с буржуазией как классом, а уже потом материальность.

Советское ценообразование велось от ГОСТов. На функциональные товары несложно установить ГОСТ, который измеряет десяток их наиболее важных физических характеристик. ГОСТ на товары удовольствия установить практически невозможно, ибо удовольствие физикой не измеришь.

Статусные товары вообще были вне советского мировоззрения. Поэтому их место в обществе стали занимать примитивные, но яркие и редкие импортные товары.

На первый взгляд, потребление – это материальное, воспитание – это духовное. Но по своему влиянию на сознание, увеличение потребления товаров как цель, особенно поставленная вперёд духовности – это прямой путь в идолопоклонничество. Это привязка сознания к товарам и деньгам, это развитие религии денег.

«Разоблачив» культ Личности, с одной стороны, и поставив целью увеличение зарплаты и потребления товаров, с другой стороны, партия сама сказала людям, что надо побольше думать о деньгах и товарах, и поменьше о святых понятиях.

Зависть, алчность и жадность невозможно победить увеличением материального производства.

Счастье не может быть материальным.

Развитие техники и рост материального производства имеют смысл только как развитие сознания. Если познание останавливается, а производство вещей продолжается, то в такой ситуации дегенерирует любое общество.

С одной стороны, материальное развитие и материальное потребление являются главной целью человека и общества. С другой стороны, человек должен постоянно отказываться от этой главной цели, жертвовать собой. Его стимулом должны быть идеи и идеология, которые сама же теория признаёт второстепенной надстройкой.

При таком раздвоении сознания большинство людей сознательно или бессознательно выберут первичное – материальное и отбросят идеологию. Небольшая часть людей отбросит материальное и выберет духовное. Те же, кто попытается совместить, будут вечно несчастными и психически нестабильными.

Вместо того чтобы относиться к производству как к полностью подвластному человеку инструменту, начинается преклонение перед производительными силами.

Сытое и богатеющее общество 1960-1980-х годов становилось всё более обывательским, потому что поставило своей целью то, что у него и так было, – материальное потребление.

Почему в 1960-е годы были поставлены сугубо материальные цели? Как иногда спрашивают, почему Сталин не подготовил себе смену?

Где в 1950-1960-е было найти коммуниста, который бы закончил духовную семинарию?

У великой страны может быть только духовный руководитель.

В 1960-е победили физики и товарники, что стало началом конца. Советский Союз разучался мечтать.

Он отчаянно нуждался в новых мечтах. Но в силу догматичности, приземлённости и отсутствия фантазии у руководства, были просто взяты чужие мечты, мечты Запада.

В 1930-1940-е годы мир хотел быть похожим на СССР, и он во многом стал похожим на социализм. В 1960-е годы СССР захотел быть похожим на Запад.

Потеря независимости страны началась с потери независимости её самосознания, с потери представления о своём будущем как о своём будущем. О будущем, которое не зависит от Запада, которое принадлежит самой стране и которое можно придумывать самим. Наши цели, наши мечты стали плебейски подчиняться вихляниям Запада.

Чем больше в школьном и в институтском образовании и в ежедневной жизни было цифр, чем больше было математики и науки, тем сильнее становился взгляд людей на мир через цифры и символы, тем быстрее они катились в религию денег.

Если бы десятую часть советских инженеров обучали бы не математике и физике, а музыке и искусству, в каждом микрорайоне можно было бы создать свой симфонический оркестр, а вместо серых унылых улиц построить сказочные дома. Производство от этого никак бы не пострадало. Хороший кинофильм уже значил гораздо больше, чем хороший тракторный завод.

В любом материалистическом обществе чем больше полезных вещей, тем меньше смысла в труде, тем больше бесполезных людей. Чем выше производительность труда, тем больше вещей создаётся в единицу времени, тем меньше ценится труд, тем меньше ценится человек.

Вместо культа личностей всё сильнее стал культ цифр. Ведь в основе отчётности и выполнения плана всех советских предприятий лежала всё та же бухгалтерская счётная книга. Только если в религии денег она выражает накопление золота и вместе с ним власти, то в советской отчётности цифры вообще перестали что-либо выражать.

Советские предприятия – это большие семьи, которые совместно работали, совместно отдыхали, совместно растили детей.

МВФ приказал отделить от предприятий соцкультбыт. Исходя из этого же принципа, муж должен платить жене за приготовление обеда, а жена мужу – за вбитый гвоздь. Потому что деньги хотят получить полную и безраздельную власть над каждым отношением в жизни человека.

Выдвинув лозунг «догнать и перегнать», догоняющий всегда проигрывает, потому что он не знает, куда бежит. Догоняющий по уровню потребления не знает, что он захочет потребить завтра. Более того, если догоняющий приближается слишком близко, то тот, кого догоняют, может просто изменить цели в выгодном ему направлении.

… прибыль – это не материальная, а идеальная категория. Это всегда соблазн наживы, не важно, кто владеет собственностью. Искушение прибылью – это искушение сознания обманом, насилием.

Советские предприятия создавались не ради прибыли, не ради счётной книги, а ради того, чтобы сделать то, что нужно людям, независимо от наличия денег и золота у этих людей.

Что такое счастье? Это то, что нельзя посчитать. В 1930-е годы люди жили не ожиданием квартальной премии.

… если цель – догнать, то индивидуально догнать можно быстрее, чем всем вместе. Тот, кто догнал быстрее, тот и более передовой. Внешним признаком «передовой» молодёжи стали модные стили, западная одежда, западная музыка.

Поскольку своих культов не было, а религия Родины потребителей не интересовала, они стали превращаться в идолопоклонников западных товаров и в поклонников Запада в целом.

Из-за твёрдых государственных цен торговля не могла обманывать разницей между куплей-продажей, но она сумела обманывать обвешиванием и, особенно, блатом.

Иерархия поганой власти не могла создаться через частную собственность на средства производства. Но она смогла возникнуть через право распределения, через частную собственность на должность, дающую это право распределения. Неравенство возникло в сознании, и после этого оно воплотилось в материальной области.

Торговля начала из-под прилавка управлять сознанием и желаниями людей. Она искусственно создавала спрос и ажиотаж вокруг товаров, символов своей власти. Постепенно сложилась самая настоящая мафия, торговля и распределение превращались в своего рода систему организованной преступности.

Теория марксизма не предусматривала вариант захвата собственности через право распределения. Идеологически опасность была не видна, поэтому ей не уделяли особого внимания. Считалось, что главное – произвести. Если не хватает товаров, то надо просто увеличить производство.

… при товарно-денежных отношениях цены и ценности в сознании начинают совпадать. То, что имеет выше цену, имеет более высокую ценность, и наоборот. В СССР высшими ценностями были бесплатные – образование, медицина, культура. На продукты питания сознательно устанавливали низкие цены, чтобы они были доступны всем, чтобы не было голодных и недоедающих.

В товарно-денежном сознании культура и образование стали восприниматься как ничего не стоящие, а потому и не имеющие ценности.

То же случилось и с продуктами питания. Если батон хлеба или бутылка молока стоили в 1000 раз дешевле импортных джинсов, то обладание джинсами становилось статусом, а крестьянский труд – низкооплачиваемым и презренным.

Получалось, что стимулом продвижения, наградой за хорошую работу становились низшие ценности, презренные тряпки и вещи.

В 1930-40-е годы людей никто не заставлял быть похожими на Настоящего человека, на Сына полка, на Молодую гвардию. Люди хотели быть похожими на них.

Но очень сложно хотеть быть похожим на бухгалтера, который делает экономику экономной.

Красивый лейбл западной тряпки никак не ассоциировался с теми рабами, которые прямо или косвенно работали на эту тряпку. Покупая ширпотреб в обмен на нефть, СССР опосредованно присоединился к системе эксплуатации рабов.

Поганые понимали, что всей большой страной догнать Запад нельзя, но это им и не было нужно. Они рассматривали остальную Россию и союзные республики как отсталую деревню, которая не умеет работать и снижает уровень их потребления.

Денег от экспорта нефти и газа им более чем хватило бы на импорт удовольствий. Они поняли, что если бросить оборонные расходы и сдаться Западу, то можно вообще ничего не делать, а только распределять нефтедоллары.

Нет ничего удивительного в том, что многие из ярых идеологов коммунизма превратились в его ярых ненавистников. Для части начальников коммунистическая идеология давно стала просто способом удержания у власти. Так же, как европейские аристократы за несколько веков до этого заменили бога, ставшего более ненужным и неудобным, на золото, так эти начальники искали способ замены коммунистических символов на «твёрдую» валюту.

Но при всей неприязни к ним, следует помнить, что глубинные корни этого – не только в качествах характера. Они лежат и в марксистском приравнивании золота и труда, в понимании развития исключительно как материального прогресса.

Это был не только кризис убогости отдельных личностей. Конечно, это никак не был кризис производства. Это был глубокий кризис противоречий всей философской системы.

В целом советское общество уже давно было идеалистическим обществом с преобладанием излишков. Оно совершенно не нуждалось в новой тяжёлой промышленности, и не так уж нуждалось в иной новой промышленности.

Что надо было делать для улучшения жизни? Достаточно было любому члену ЦК выйти на улицу и спросить людей – что вас волнует больше всего? Ему бы сказали – до предела достали и вымотали очереди. К чёрту теорию. Торговля, эта прослойка надстройки, стала паразитом, который сковал всё общество. Не надо развивать производство. Исправьте систему распределения.

Улучшение жизни лежит в изменении отношений между людьми.

В СССР складывалась парадоксальная ситуация. Золото и деньги предприятия не копили, но специализацию увеличивали. Специализация ухудшала жизнь людей. Получалась бессмыслица.

Что надо было делать?

Не надо было ставить целью рост транзакций в счётных книгах. Надо было увеличить долю натурального хозяйства.

Да, то, что выращено на дачных участках, не учитывается в Госплане, в бухгалтерии, в валовом национальном продукте и так далее. Но это то, что нужно людям, и им нравится это производить.

Надо было уменьшить обязательный рабочий день и сделать доступными дополнительные часы работы по желанию. Хочешь – больше работай на заводе и покупай больше продуктов в магазинах. Хочешь – больше работай дома и на даче или занимайся самообразованием.

Покупать ли товары у рабовладельцев или у свободных людей – это вопрос веры, вопрос философии. У рабов всегда дешевле. Конечно, если господствует философия экономической выгоды, философия поклонения идолу, то люди не имеют значения. Но рано или поздно купивший у рабовладельца сам станет рабом.

Надо было больше показывать, больше рассказывать, сравнивать американскую военную технику и свою технику. Надо было объяснять, как и почему создаётся то или иное оружие, а не просто грохотать им ночью по асфальту накануне парада. О советском оружии писали в любом западном журнале, но о нём мало знали в самом СССР. Советские люди любили технику; они гордились бы оружием и понимали его, а не боялись, и не считали бы его излишним.

Для любого государства, основанного на духовных ценностях, основанного на справедливости и на защите от насилия, цензура и защита сознания – необходимое условие выживания.

Гласность – это запуск в свою церковь проповедников чужой веры в одеждах священников своей веры. Запуск иноверцев для регулярных богослужений в своих храмах, использование каналов, которым люди привыкли абсолютно доверять. Запуск чужих исключительно для уничтожения своей веры.

Гласность стала попыткой полностью уничтожить внутренний мир советского человека, чтобы опустошить его, чтобы освободить место для поганого идола денег.

Целью гласности было устранение всех положительно заряженных точек привязки. Всего, что было связано с Великой страной и с большой семьёй народов, всего, что доставляло общую радость людям. Уничтожить героев, очернить праздники, победы сделать поражениями, посеять ненависть к самому себе, к своим предкам и ко всем остальным, создать в обществе отчаянное бессилие.

Это – обычный способ доведения до самоубийства. Сознание загоняют в искусственный тупик. Куда ни двинешься – всё чёрное, выхода нет. Для самоубийц оставили только одну открытую дверь – в рыночную экономику, в религию денег.

Главной целью уничтожения была, естественно, партия. Особенностью СССР было то, что по конституции Советский Союз был светским государством, но по своей сути и по принципам построения – теократическим. Партия играла роль церкви.

Между Ордой и погаными в России договор – поганые грабят что хотят; Орда поставляет им паёк западных товаров, даёт политическую «крышу» и берёт краденое на сохранение. Взамен поганые перепродают Орде то, что её заинтересует, особенно сырьё. Но главное – они уничтожают всю промышленность, армию, оборону и добивают сознание общества.

Их главная цель – не в том, чтобы что-то делать, а в том, чтобы ничего не делать, и не давать никому ничего делать. Это та же работа, что и у надсмотрщиков в концлагере – над всеми издеваться, кого-то пристреливать, а остальных постепенно умертвить.

Центром новоордынского ига на Руси стало невиданное прежде образование, не город и не государство. Каганат Москва.

Москва уже сделала себе колонию из остальной России.

Для большинства людей, как и сто лет назад, посещение церкви превратилось в своего рода индульгенцию, дающую оправдание за бесконечные грехи ежедневной жизни в рамках религии денег. Потребители, на полчаса в неделю зайдя в церковь, всё остальное время проводят в мыслях о том, как бы завладеть вожделенным брэндом, где обмануть на больше денег.

Церковь пока делает слишком мало, чтобы возродить общество на христианских принципах. Но она довольно смиренно наблюдает окончательное уничтожение России и успокаивает народ, что всё нормально.

Ни местным поганым, ни англичанам с иудеями, русская земля особо не нужна. Они будут перепродавать её – китайцам. Еврейский бизнес XXI века – это продажа одной 1/6 части земной суши 1/6 части населения Земли.

В 2003 году в России осталось шесть боеспособных дивизий.
Tags: круг чтения
Subscribe

  • Прочитано в апреле 2021 года

    Кэйго ХИГАСИНО. Детектив Галилей. Первый детектив одноименной серии. Галилей – прозвище японского ученого, который помогает своему другу, японскому…

  • Прочитано в марте 2021 года

    Мария ВОРОНОВА. Из хорошей семьи. Психологический ретро-детектив автора, известного романами о судье Ирине Поляковой. Молодая героиня начинает…

  • Прочитано в феврале 2021 года

    Виктор МИШИН. Внук. Книги 1 и 2: 1. Внук 1941. 2. Внук 1942. Попаданец в сентябрь 1941 года встретился в окопах с собственным дедом и стал воевать.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • Прочитано в апреле 2021 года

    Кэйго ХИГАСИНО. Детектив Галилей. Первый детектив одноименной серии. Галилей – прозвище японского ученого, который помогает своему другу, японскому…

  • Прочитано в марте 2021 года

    Мария ВОРОНОВА. Из хорошей семьи. Психологический ретро-детектив автора, известного романами о судье Ирине Поляковой. Молодая героиня начинает…

  • Прочитано в феврале 2021 года

    Виктор МИШИН. Внук. Книги 1 и 2: 1. Внук 1941. 2. Внук 1942. Попаданец в сентябрь 1941 года встретился в окопах с собственным дедом и стал воевать.…